Проекты

ДЕЛО ЖИЗНИ

В детстве в каждого из нас закладываются определенные знания от мамы и папы. Если не брать во внимание то, с чем мы пришли изначально, то в определенном смысле среда формирует нас, в первую очередь, через наших родителей. В детстве я мечтал стать сначала художником, затем лесником, и, наконец, военным. Профессия ландшафтного архитектора находится где-то на стыке этих трех областей знаний. Во-первых, художник – это, безусловно, работа с композицией. Моя задача как дизайнера заключается в том, чтобы придать вкус пространству и вызвать определенную ответную реакцию у зрителей. Иначе не было бы предмета искусства. На формирование личности и дальнейший выбор способа самореализации, во-вторых, влияет среда, в которой родился и вырос. Детство я провел в средней полосе, где, как известно, лесистая местность, и мы с ребятами дни напролет пропадали в лесу и на речке. Тогда появилось желание стать лесником и жить под большими деревьями. Наконец, в-третьих, пройти военную школу и школу управления означало научиться ориентироваться в кризисных ситуациях, в хаосе находить точки опоры, упорядочивать задачи и двигаться к намеченной цели. Так, если мы говорим об идее создания частных ландшафтных парков как о бизнес-проекте, то обозначенные три точки опоры внесли примерно равный вклад в ее зарождение.

Постепенно в моей жизни стало доминировать направление управления, в том числе и в военной области. К тридцати годам в силу некоторых обстоятельств произошла переоценка ценностей и подхода к жизни в целом. Я думаю, что с такими поворотными моментами неизбежно сталкивается каждый человек: кто-то в двадцать пять, кто-то в тридцать, кто-то в сорок – мы, может, все разные, но в совокупности нам всем отмерено одной мерой, и мы все проходим приблизительно одни и те же кризисные точки, в которых необходимо принять осознанное решение, как и в каком направлении двигаться дальше. Ведь так или иначе все мы когда-то умрем, жизнь прекрасна, а мир совершенен.

Так, сначала у меня появилось занятие для души, которым я заполнял образовавшиеся в жизни пустоты, а затем почувствовал непреодолимую тягу к этому роду занятий, ставшему теперь уже не просто увлечением. Итак, я занялся ландшафтным дизайном. Для начала параллельно с основным делом решил получить максимально качественное образование в области ландшафтной архитектуры. Общаясь с выдающими носителями этих знаний, понял, что у меня неплохо получается и что мне нужно этим заниматься. Как говорил Михаил Жванецкий, «я знаю, что хорошо пишу, меня в этом убедили». Так было и в моем случае. Меня убедили продолжить заниматься ландшафтным дизайном сначала параллельно с основным видом деятельности. Затем, когда понял, что здесь есть ниша, которая пока никем не занята, и рынок, которым можно и нужно управлять, пользуясь опытом развития этого бизнеса в соседних государствах, я сместил интересы в пользу ландшафтного проектирования и продолжил заниматься управленческой деятельностью в данной сфере. Параллельно получил образование в области психотерапии, продолжаю путешествовать и открывать для себя новые горизонты.

Для ландшафтного архитектора не существует лишних знаний о человеке и мире. Как мне кажется, успехи и статусы в жизни далеко не так важны. Ведь успех – это побочный эффект правильно организованного процесса. И поэтому значимы лишь способность поддерживать жизненный баланс и то, чем руководствуется человек в достижении своих целей. Анализируя генетику его действий, легко предсказать, к чему он придет в конечном итоге. Так же и в бизнесе, в свою очередь, есть миссия, цель и принципы, которыми руководствуется аппарат управления. Все три элемента обеспечивают будущее развитие бизнеса как результата того, насколько мы верно считываем информацию и понимаем законы развития мира. И приходим мы в этот мир для того, чтобы учиться этому. О себе могу сказать лишь то, что в смысле понимания нахожусь на стадии несмышленого ребенка: совершаю много ошибок, но вместе с тем люблю людей, люблю жизнь, люблю этот мир и каждое действие стараюсь совершать с любовью. Таковы мои принципы.

Восприятие красоты у всех разное – это нормально. Мир совершенен, даже если за забором окажутся поросшие бурьяном промышленные развалины. Заказчики бывают самыми разными, но это всегда точно такие же люди, как и мы с вами. Мы все друг у друга заказчики, и все друг для друга исполнители. Более того, с точки зрения ландшафтного дизайна сам заказчик является частью этого ландшафта, как и место, с которым мы как архитекторы работаем и к которому не можем не прислушиваться, и существующие для нас ограничения во времени и материальных ресурсах, с которыми также приходится считаться. Собирательный образ заказчика мы представляем даже тогда, когда проектируем парки. Он формируется из молодых мам, которые будут приходить сюда с детьми, бабушек, которые будут сидеть здесь на лавочках и т.д. Заказчика не нужно пытаться переделать. Он такой, какой он есть. С ним необходимо разговаривать и договариваться. И потом, мы все одеваемся по-разному, кушаем разную еду, предпочитаем разные места отдыха…

Роль ландшафтного дизайнера сравнима со штурманом в самолете: решение в любом случае принимает пилот, но ответственность за подготовку решения лежит на штурмане. Дайте заказчику два варианта: то, что необходимо сделать минимум, и то, что можно сделать максимум на данной территории и при данных ограниченных ресурсах, не перегружая его излишней информацией, с одной стороны, и предоставляя право выбора, с другой. Покажите ему все плюсы и минусы первого и второго варианта, пусть он пальчиками переберет и примет осознанное решение.

Если мне говорят «нет», то я всегда с уважением отношусь к такому решению. Для меня всегда важнее сохранить человеческие отношения. Моя задача в данной ситуации – оставаться проводником. И к тому же иногда я сам могу не почувствовать, что есть еще какая-то энергия, которую в дальнейшем можно обыграть так, как того хочет клиент, и чтобы это получилось очень удачно.