Парки

ПАРК ОТЕЛЬ ПИХТОВЫЙ БОР

Работа с парком, садом, с любым открытым пространством – это, прежде всего, работа по упорядочиванию хаоса, которая делается с какой-либо целью.

Для упорядочивания хаоса необходимо разложить его на определенные составляющие. Как правило, это география места, история места и культура места.

Именно по такой схеме строилась работа с парком «Пихтовый бор».

По своему географическому положению «Пихтовый бор» принадлежит к району плато Лагонаки. У этой местности есть свои определенные  климатические условия и определенный визуальный ряд: карстовые известняки, скалы, покрытые сформированными ветром, дождем и снегом соснами, пихтами, многочисленными лиственными деревьями. Это горные озера, это вершины, которые на высоте порядка 2000 метров уже полностью открыты и покрыты только местными породами стелящихся многолетников. Таким образом, существуют некоторые географические характеристики местности, в том числе, и визуальные.

С другой стороны, у «Пихтового бора» есть определенная история, которая также вносит свои характерные черты в работу по упорядочиванию этого пространства.

«Пихтовый бор» – это территория бывшей базы отдыха, которая общими усилиями заказчика и исполнителя превращается в парк-отель. Иными словами, происходит подъем на другой уровень. Помимо эстетического (нового визуального ряда) и культурного (к примеру, создание максимально удобных условий для посетителей), важную роль играет, также, и экономический фактор, обосновывающий новый бизнес-чек.

Кроме истории самого места, есть еще и личная, семейная история самого заказчика. А также два увлечения-практики, которыми он занимается: бонсай и живопись. Причем в живописи наибольшее предпочтение отдается импрессионизму.

И тут мы подходим к третьей составляющей этого места: культурной.

Когда посетитель въезжает на территорию парка, первое, что бросается в глаза – это пруд с кувшинками и лилиями, расположенный по правую сторону от въезда.

Подобный пруд – прямая аллюзия на нижний сад Клода Моне в Живерни.

В свое время это явилось отправной точкой всей концепции парка, в основе которой лежит идея творчества Клода Моне.

Творчество великого импрессиониста  можно проиллюстрировать на примере его главного детища, по его словам, главного произведения всей  жизни – это его сада в Живерни.

Сад состоит из двух частей: верхнего и нижнего.  Верхний – это импрессионистский сад: громадный цветник, который остается декоративным в течение всего вегетативного сезона и очень напоминает манеру живописи импрессионистов.  Не будем забывать, что Клод Моне – это икона импрессионизма, самый последовательный импрессионист в истории человечества.

А нижний сад – это, хотя и достаточно условно, но все же японский сад. А если зайти в дом-музей Моне, расположенный там же, то мы увидим, что, помимо различных работ в стиле импрессионизма, основное место занимает коллекция японских гравюр, которые на протяжении всей жизни собирал Клод Моне. Причем, большая их часть принадлежит работе Хокусай. Это традиционная японская живопись: монохромная, каллиграфичная, с ломанными линиями. И тогда становится понятно, что фигура Моне, его творчество объединяют между собой европейскую и дальневосточную японскую традицию. Это объединение и выразилось в его нижнем саду.

Подобный дуализм прекрасно вписался в концепцию парка «Пихтовый бор».

С одной стороны, этот парк очень функциональный и европейский. Если говорить о стиле, то это небольшой альпийский горный городок (австрийский, швейцарский, итальянский), очень чистый, аккуратный, с соответствующей архитектурой, которая уже там есть, со светлой брусчаткой, по которой с характерным звуком приезжие катят свои чемоданы на колесиках…

Это курорт, на который можно приезжать и зимой, и летом. Получается такая очень европейская история, которая при въезде начинается прудом с кувшинками в стиле Живерни, а потом развивается по диагонали через центральную площадь с фонтаном посередине, с деревом, цветником, кафе и столиками. Кафе – типичное для европейского городка, где можно просидеть целый день. Здесь же планируется создать музей Моне. Люди, просто проезжая мимо, будут заезжать поесть, посидеть, посетить музей, купить открытки или заняться всякими интересными вещами, связанными, например, с рисованием.

Но помимо европейской есть другая составляющая, которая тоже развивается по диагонали.

Две диагонали, пересекающие территорию, расположены под прямым углом относительно друг друга. Вторая составляющая – абсолютно японская. Образно говоря, с одной стороны – импрессионизм, с другой – японские гравюры.

Таким образом, в концепции парка четко прослеживаются три составляющие.

Первая – внешняя, дальний план – это пихтовый бор, который окружает территорию парка и уходит в горы.

Вторая – это передний план – европейская часть парка с цветниками, мощением, кафе, функциональными площадками, бассейном и прочим.

А третья составляющая – японский сад – является, своего рода, посредником, между пихтовым бором и Европой. И он, в данном случае, как бы уже не совсем природа, но еще и не абсолютно урбанизированное пространство.

Японский сад выполнен в характеристиках, которые своими корнями уходят в Лагонаки. Изначальные, природные формы, камни, скалы повторяются в этом саду в художественной форме – вычищенной, сублимированной. Те приемы, которые мы встречаем в этой природе, переносятся в сад. Например, горные озера, которые мы видим, поднимаясь на плато, своеобразные черные зеркала, отражающие небо. А в саду они преображаются в черный с небольшим фиолетовым оттенком крупный щебень. И эти озера могут, например, работать, как собирательный образ, который передает главные характеристики природного комплекса Лагонаки. По сути, сад – это краткий рассказ о том, что мы можем посетить и увидеть вокруг.

При этом, у этого японского сада были свои технические особенности.

Изначально, когда мы выходим на террасу из дома заказчика, мы сразу упираемся глазами в соседские дома. Дома отделаны пластмассой и не очень красивы. Диагональное решение сада помогает нивелировать этот недостаток.

Кроме того, эта диагональ связывает сад со всей территорией комплекса, пронизывая под прямым углом диагональ европейскую.

Все это очень естественно, красиво и хорошо ложится друг на друга.

Все три составляющие: природная, японская и европейская (импрессионистская) работают друг на друга и подчеркивают друг друга.  Все три имеют общие элементы, дающие им определенную близость.

То есть, с одной стороны, они похожи, а с другой стороны, немножко по-разному рассказывают о том, что происходит вокруг.

В результате получается очень красивое звучание. По аналогии с музыкой: на фоне слаженного хора звучит прекрасный дуэт лирического сопрано с тенором.

Парк еще не закончен. В ближайших планах – дальнейшее развитие территории согласно общей концепции парка.

Та часть сада, которая примыкает непосредственно к дому заказчика, будет закрыта для свободного посещения. На ней можно будет находиться только за отдельную плату и с экскурсоводом. Но будет также и открытая территория, которую можно будет посещать самостоятельно.

Кроме того, сейчас в работе находится территория, которая примыкает к банному комплексу.  Там поставлены две бочки с подогревом – офуро, и вокруг них постепенно тоже делается сад. Эта территория тоже закрыта и открывается только для тех, кто приходит в банный комплекс.

Но есть и открытые территории. Например, запроектированы подсадки и установка большого камня вокруг озера.  А также установка непосредственно в озеро больших красных ворот – тори.  Тори – это синтоистские ворота для духов. В парке духи через эти ворота будут проникать на территорию комплекса из пихтового бора.

Несмотря на продолжающиеся работы, территория парка уже на данный момент достаточно благоустроена и дружественна по отношению к пользователям, что вызывает искренние отзывы восхищения и желания возвращаться в это место снова и снова.